Пушкинская

Опубликовано Фев 23, 2014 в Центр

Пушкинская

Следующая по значимости одесская улица — вне всякого сомнения, Пушкинская идущая от Приморского бульвара к вокзалу, она пряма, широка и обильна дивными зданиями. И если Дерибасовская — это уютная гостиная города, то Пушкинская — его парадная анфилада. А посему начнем от вокзала, как будто только что приехали.

Сам вокзал, правда, особыми красотами не блещет — это еще один образец приснопамятного стиля «сталинский вампир». сооруженный на месте разрушенного в Отечественную войну. Зато — уже сделав первые шаги под густой кроной знаменитых платанов, вы можете полюбоваться великолепной гранитной мостовой-брусчаткой, плодом труда итальянцев-каменщиков Недаром при Пушкине улица звалась Итальянской! Но. двигаясь по первым кварталам в сторону моря, будьте осторожны — деревья здесь облюбованы разбойными стаями ворон, отнюдь не только каркающих!

Итак, движемся к бульвару, придерживаясь правой стороны. Неведомо почему — на ней сосредоточено большинство достопримечательностей. Миновав традиционно-православный Свято Ильинский собор, мы приближаемся к углу ничем вроде бы не примечательному. Малая Арнаутская улица. Именно на ней, по словам Остапа Ибрагимовича, делалась вся контрабанда! И именно на ней, в доме № 9. кв. 25. жил юный Илюша Файнзипьберг. Тот, кого мы знаем как Илью Ильфа. И здесь же — правда, подальше от Пушкинской, на углу Ремесленной. — жил Остап (Осип) Шор. прототип Остапа Бендера А в 11м номере находилась мясная лавка Бендера! Для полноты картины добавим — и Малая, и параллельная ей Большая Арнаутские улицы названы в честь албанцев, обитавших в Одессе издавна. и во времена пушкинские именовавшихся арнаутами.

Но вернемся на Пушкинскую. На углу Базарной — редчайший образец удачно вписавшегося современного здания. Это — Одесский детский центр реабилитации. называемый по имени своего бессменного руководителя и основателя Бориса Давидовича Литвака. Появился он в 1996 году трудами Литвака и его единомышленников. Среди них — и автор фигуры ‘Золотого ангела", распростершего объятия с эркера здания. скульптор Михаил Рева. И знаменитый Эрнст Неизвестный, пожертвовавший сусальное золото для покрытия скульптуры.

А на углу Бунина (б. Полицейской) друг против друга — два творения блистательного патриарха одесской архитектуры, итальянца А. Бернардацци. Новая биржа — ныне филармония — и гостиница “Красная" (1898 г), в девичестве «Бристоль». И если с барочной гостиницей, обильно украшенной лепниной и сладострастными кариатидами, все ясно — извечный центр сладкой жизни в знаменитом ресторане и баре на первом этаже, и фешенебельный отель — на втором, то с филармонией — сплошные вопросы! Во-первых, стиль, в коем она выстроена мэтром по эскизам чеха Прохаски. до сих пор внятно не определяем.

Витые колонки, горгульи, орлы и драконы, знаки зодиака на потолке арки входа с великолепной лестницей, стрельчатые окна... сплошные архитектурные излишества... Блистательная эклектика, официально именуемая венецианской готикой. Однако куда больше подходит к ней ироническое определение вездесущих Ильфа с Петровым: ассиро-вавилонский стиль. А во-вторых — ее уникальная акустика. Если верить старожилам, биржевой зал, ставший с приходом гегемона центром музыкальной жизни города, строился с особыми требованиями. Так, чтобы разговоры людей, стоящих даже вблизи друг от друга, понять было невозможно. Биржа-С, коммерческие тайны! Можете представить себе, каково было меломанам... И лишь недавно во время реконструкции зала наконец-то удалось с применением современной аппаратуры побороть ухищрения строителей. Так что — милости просим на концерты.

А неподалеку, сразу за "Красной*, — маленький музей Пушкина, расположенный в одном из мест, где поэт жил. Отеле 'Норд' в доме Сикара. Правда, был он разрушен оккупантами в Отечественную и восстановлен. Но зато прямо рядом с ним стоит на мостовой сам Александр Сергеевич. Бронзовый, работы скульптора Токарева. При цилиндре и тросточке. Пардон — тросточку опять стащили. Не впервой! Этакая традиция времен охоты за цветным металлом.

Пройдя совсем немного, узрим мы на противоположной стороне, на углу Жуковского (б. Почтовой), мрачновато-фундаментальное здание Бродской синагоги (1863 г., арх. Ф. Колович). Окруженное тяжелой чугунной решеткой, доселе занято оно областным архивом, сближая временное с вечным. И — создавая неудобства и верующим иудеям, стремящимся вернуть святыню, построенную на средства выходцев из галицийского местечка Броды, и архивистам, долгие годы обитающим в не слишком пригодном помещении.

Совсем неподалеку от Пушкинского музея, по правой стороне, на углу Греческой — Музей западного и восточного искусства. Великолепный дворец хлеботорговца Абазы, возведенный в 1858 году сыном знакомца Пушкина ресторатора Цезаря Отона — Л. Отоном. Здесь хранятся истинные сокровища — от подлинных двух работ великого Франца Хальса — евангелистов Луки и Матфея, полотен Караваджо, Каналетто, до прекрасной коллекции восточной пластики и керамики, средневековой мебели и европейского фарфора. К тому же сохранились практически в родном виде изначальные дворцовые интерьеры.

Дом на углу Дерибасовской, по ней и числящийся под № 4 и выходящий фасадом на Пушкинскую, ничем особым не отличается. Разве что тем. что в нем многие годы прожил Григорий Григорьевич Маразли. Грек-миллионер, с 1878 по 1895 гг. пребывавший на посту городского головы и оставивший городу такое количество ПОДАРЕННЫХ зданий, что нынешние властители и в подметки ему не годятся. От дворцов-музеев и библиотек — до многочисленных учебных заведений и благотворительных учреждений. Истинный меценат был!

И заканчивая нашу прогулку, «присвоим» Пушкинской улице два здания между Ланжероновской и Театральным переулком, относительно недавно входившие в ее состав. Слева — Морской музей, расположенный в бывшем Английском клубе (1841 г., арх. Г.И. Торичелли). Былое место отдохновения бомонда, среди которого когда-то выделялся кудрявый блондин с неизменным бокалом шампанского... Таможенный чиновник и отставной майор Лев Сергеевич Пушкин... Сегодня это — единственный в нашей стране музей торгового флота с уникальной коллекцией всего, что только может относиться к мореплаванию, — от моделей судов до трубок и биноклей знаменитых капитанов.

Напротив него — в стилизованном под античность здании — музей Археологический (1883 г., арх. Ф. Гонсиоровский). Богатейшее собрание древностей от греков, римлян и скифов до первых славян. Интереснейший египетский отдел с мумиями, саркофагами и непременными скарабеями и Анубисами, золотая кладовая с рядом уникумов, достойных лучших музеев мира. Словом, прекрасное место для истинных любителей древностей. А перед ним — идеальная мраморная копия античной статуи несчастного троянца Лаокоона, позаимствованная все тем же гегемоном с дачи Маразли.

И терпящая от его диких потомков вечные надругательства: в крайне редких случаях у него хоть что-нибудь не отбито! Подобная же тяжкая судьба и у другой скульптурной группы — фонтанчика Дети с лягушкой работы француза Макса Бландо, расположенной возле бокового фасада Морского музея со стороны Оперного театра. Творение ученика великого Торвальдсена — очаровательно-камерно. однако почти всегда оно либо изувечено, либо находится на очередной реставрации... А между тем — его оригинал находится в собрании Лувра!

Но пора наконец распрощаться с этой обаятельнейшей из улиц Одессы, обратив внимание на еще одну любопытную деталь ее интерьера. Квадрат ярко-желтой мостовой на пересечении с Ланжероновской. Этакий кусочек дороги из желтого кирпича, приведшей Элли и Тотошку в Изумрудный город...

Она и впрямь кирпичная, правда кирпич необычный. Так называемый клинкер — его делали из особой глины, обожженной особым образом. Был он красив и прочен. Однако эксперимент городских властей 1913 года не удался. Во-первых, обходился клинкер дорого и к тому же был весьма скользок. А во-вторых, на следующий год началась Первая мировая, прервавшая связи с немецкой фирмой, производившей редкостный материал. Но перед тем как выйти на Думскую площадь и Приморский бульвар, поглядим налево и направо.

Яндекс.Метрика