Преображенская улица

Опубликовано Фев 25, 2014 в Центр

Преображенская улица

Следующая улица в нашем путешествии — Преображенская. Начинается она от приморских склонов кварталом ближе к Пересыпскому мосту, если идти от «Шахского дворца». Двухкилометровая магистраль отличается оригинальной нумерацией: вопреки незыблемому правилу левая сторона носит четные номера, а правая — нечетные. Ходит легенда о том, что сей ляпсус возник благодаря некоему влиятельному и суеверному дельцу, чье владение должно было получить несчастливый тринадцатый номер.

От тихого участка с центральным небольшим сквериком и классическим зданием Экономического университета, бывшего на рубеже XIX-XX веков коммерческим училищем, давшим образование Исааку Бабелю, мы пойдем по правой стороне Мимо Художественного училища — форменного питомника любимцев муз. В этом строгом кирпичном строении, сооруженном в стиле немецкого модерна, научились мастерству скульптор Эдуарде, баталисты Рубо и Греков (его имя оно и носит), один из основателей Товарищества южнорусских художников Кирьяк Костанди, график-иллюстратор Кибрик...

Любопытной диковинкой смотрится дом в самом начале Щепкина (Елисаве-тинской). Его изысканно-восточный облик с узенькими высокими окнами, витыми колоннами и затейливым орнаментом, вызывающий в памяти картины мавританской Севильи, настраивает досужие умы на весьма экзотический лад. Одни называют его караимской кенасой. Другие — судачат о каких-то таинственных шейхах... Между тем это было всего лишь «бальнеологическое заведение». Попросту говоря — баня! Правда, построенная по последнему слову науки и техники (арх. Маас. 1876 г., перестроена Бернардацци в 1900) и оснащенная всевозможными хитроумными ваннами.

Слева, гранича с Горсадом, — классический фасад университетской научной библиотеки. Среди ее собрания — богатейшая библиотека и архив, завещанные городу Михаилом Семеновичем Воронцовым, «воронцовский фонд». Более 40 тысяч уникальных книг и рукописей, с которыми работают ученые.

А немного дальше, на углу Дерибасовской. в подвале нынешнего ювелирного магазина находилась пивная, вошедшая в литературу. Еще лет двадцать назад немногие счастливцы, попадавшие в закрома «Ювелирторга», могли полюбоваться... не яхонтами и диамантами — сохранившимися с начала XX века стенными росписями. Теми, что веселили глаз посетителей пивной Тамбринус", блестяще описанной в одноименном рассказе Александра Куприна. Там играл Сашка-музыкант. скрипач-виртуоз, любимец всего города Александр Певзнер. Талантливый, веселый и бесстрашный человек, ставший одним из символов духа Одессы.

Напротив же, на первом этаже роскошного пятиэтажного доходного дома одесского немца Макса Либмана (конец 80-х гг. XIX века. арх. Э. Меснер), находилось куда более фешенебельное заведение — кафе Либмана. Здесь, под сенью фасада, покрытого обильной лепниной, вазами и вензелями тщеславного владельца, собирался литературно-художественный бомонд города. Бывали и Куприн, и Бунин. Кстати, оба литератора описали его, не сговариваясь, обратив внимание на любопытную особенность: неизвестно почему богатый декор именно этого дома избрали местом отдыха и толковища возвращающиеся весной скворцы.

А за углом, в самом начале Садовой, против Соборной площади, еще один весьма декоративного вида дом рубежа XIX-XX веков. Разнообразных фигур мужского и женского пола (включая ангелочков), украшающих его. хватило бы на пяток петербургских размеренных зданий. Но — так уж строили в Одессе, ничего не жалея «для пышности». На первом этаже его уже второе столетие работает самая знаменитая в городе аптека Гаевского-Поповского. Та, где в пьесе Льва Славина «Интервенция» (и в одноименном фильме Геннадия Полоки) мудрый аптекарь Соломон жаловался на исчезновение нормальных болезней типа геморроя и люмбаго, сменившихся в гражданскую разнообразными ранениями...

Яндекс.Метрика