Борьба народных масс против социального угнетения

Опубликовано Окт 31, 2014 в Тематический обзор литературы

Борьба народных масс против социального угнетения

Выше мы говорили о расслоении запорожского казачества. С одной стороны шло обогащение старшины и рядовых казаков, владевших зимовниками и хуторами с огромными отарами овец и скота и табунами лошадей. Скальковский приводит реестр хуторского хозяйства кошевого Калнышевского, которое носило помещичий характер: оно состояло к моменту его конфискации из 638 лошадей, 18 бугаев, 107 пар волов. 415 коров, 440 голо» молодняка, 12840 овец, 1069 коз. У писаря Глобы было 253 головы лошадей, 570 голов скота и 7272 овцы. Были зажиточные рядовые казаки — владельцы зимовников. Так, при набеге татар в 1770 г. казак Федор Рудь лишился 5000 овец, казак Федор Горюха — 2000 овец, казак Алексей Дудник — 200 лошадей и 70 волов и т. д...
С другой стороны подавляющая масса казачества представляла из себя серому, то есть голытьбу, которая не имела не только лошадей или какого-нибудь скота, но часто оставалась даже без одежды на плечах.

В самой Сечи часто происходили восстания серомы против старшины. Крупнейшее восстание серомы на Запорожье произошло в 1768 г. В. Греков, исследовавший материалы восстания, устанавливает, что оно было организовано по плану — назначено на праздник Рождества, когда все серомахи сходились в Сечь. Восставшие захватили власть и выбрали своего кошевого (Калнышевский еле спасся), выпустили из пушкарни всех арестованных, разрушили дома старшины и забрали их имущество. Как писал потом Калнышевский, серомахи ставили своей целью «старшину войсковую и достойных казаков всех побить до смерти».

Казацкая старшина находилась меж двух огней — с одной стороны перед ней стоял мощный классовый противник — серома, из которой выделялись отряды гайдамаков («самосбройцев», «шалостников», «воров»), а с другой — царизм, который неуклонно проводил колонизацию и захват запорожских земель как «пустопорожних», смотрел на Сечь, как на гнездо разбойников, и понуждал запорожскую старшину энергичнее бороться с гайдамачеством.

«Что касается Калнышевского, — говорит В. Греков, — то о причинах острой ненависти к нему серомы слишком известно, чтобы долго на этом останавливаться. Гроза гайдамаков, он беспощадно преследовал их, сам лично возглавляя команды и с помощью отдельных разъездов: он расставлял специальные форпосты, чтобы ловить их в степи и жестоко расправлялся с ними. Естественно, что он потому и не мог вызвать к себе любовь и верность серомы, которая непрерывно по тому или другому поводу бежала из коша и отправлялась на «промысел», то есть гайдамачить».

Яндекс.Метрика