Повторный приход к власти большевиков

Опубликовано Мар 26, 2015 в Золотой век

Повторный приход к власти большевиков

С повторным приходом к власти большевиков в 1919 г. почетный гражданин Одессы граф М.М. Толстой вместе с матерью был выселен в апреле из родительского дома по Сабанееву мосту, № 4 (Дом ученых) в Казарменный пер. 8, дом Оттона.

Причем ему было разрешено взять только самые необходимые вещи. Перед третьим, уже окончательным, возвращением большевиков в Одессу в феврале 1920 г. М.М. Толстой в декабре 1919 г. составляет письмо-распоряжение, в котором в частности пишет: «Желая пополнить некоторые отделы Одесской городской публичной библиотеки, я передаю ей в полную собственность все собрание принадлежащих мне книг, хранящихся в моей квартире, в доме моей матери, на Сабанеевом мосту, № 4».

С приходом большевиков его ожидал неминуемый расстрел как классового врага, поэтому смертельно больной граф М.М. Толстой в январе 1920 г. вынужден был навсегда покинуть Одессу и эмигрировать в Англию. Пройдет несколько лет, и фамилия Толстой будет забыта, забыты будут и его дела. Для новой власти он «эксплуататор, который сбежал от советской власти», царский сановник, кутила и «седой распутник с чванным лицом». Его портрет был убран из зала его имени и уничтожен, а само имя было предано забвению на долгие годы. Могилы предков на старом кладбище разрушены. М.М. Толстой-младший не нашел дальнейшего своего продолжения в потомках, и на нем одесская ветвь Толстых исчезла. Скончался он 20 августа 1927 г. в Женеве.

Смертность в Одессе на 1.000 человек была ниже, чем в Санкт-Петербурге и Москве, и составляла 24,1 чел. Величину смертности повышали окраины Одессы -Пересыпь, Молдаванка, Сл. -Романовка, что связано с отсутствием водопровода, канализации и антисанитарией на множестве мелких «фабрик». И все же в Одессе шел постоянный естественный прирост коренного населения города. По-видимому, сказывалось присутствие моря, смеси морского и степного воздуха и, конечно же, лечебных лиманов, об исцеляющих качествах которых одесситы давно знали и оздоровлялись по мере возможности.

Однако для городских властей лиманы были очередной головной болью и, кроме общих разговоров о благоустройстве лиманов, длившихся годами, этим вопросом никто всерьез не занимался. Вместо того, чтобы превратить эту местность в настоящий лиманский курорт, привлекательный для петербургской и московской элит, и чтобы вместо заграницы и кавказских вод господа ездили лечиться в курортную Одессу, городская управа продолжает развивать на лиманах солепромысел, сдавая его в аренду Обществу куяльницко-хаджибеевских приисков. В 1900 г. прииски добывают 2.778.036 пудов соли. Прибрежная полоса Пересыпи быстрыми темпами застраивается промышленными производствами, тем самым отрезая лиманы от моря.

Здесь работают всевозможные многочисленные кожевенные, войлочные, кишечные и салотопенные «заводы». Вот как описывает современник это производство:

«Все эти заводы распространяют зловонные газы, особенно на Ярмарочной пл. и Бажакиной ул., загрязняют сточными водами море по всему Пересыпскому побережью, делающими морское купание в этой местности совершенно невозможным. В связи с отсутствием канализации сточными водами загрязняется и почва Пересыпи».

Все это делает лиманы непривлекательными и убыточными. Так, лечебные заведения на Куяльницком лимане были открыты в мае 1892 г. и по 1902 г. включительно от них получено дохода 502.603 руб., расход за это время достиг 474.750 руб. Таким образом, за 11 лет прибыль составила всего 27.853 руб. (жалованье Городского Головы за полтора года), а пятилетие с 1898 по 1902 вообще знаменуется дефицитом. Только 1902 г. после перерыва дал небольшую прибыль.

Яндекс.Метрика