Хаджибеевское лиманно-лечебное заведение

Опубликовано Мар 26, 2015 в Золотой век

Хаджибеевское лиманно-лечебное заведение

Хаджибеевское лиманно-лечебное заведение начало эксплуатироваться городом с 1887 г. по 1902 г. включительно. За 15 лег доход составил 391.279 руб., а расход -551.387. Дефицит 160.108 руб. В 1902 г. содержание хаджибеевского лиманнолечебного заведения обошлось в 35.336 руб. Чтобы избавиться от этого затратного предприятия, городская управа в 1902 г. предлагает «заняться разработкой вопроса о том, чтобы вместо эксплуатации лиманов хозяйственным способом сдать их в аренду какой-нибудь акционерной компании или же частному лицу». И все же одесситы любили посещать лиманы.

Полежать в «рапе» или погреться на солнышке вымазанным лиманской грязью было так же обязательно, как и посещение летом Ланжерона. С угла Преображенской и Малого переулка на Хаджибеевский лиман ходил паровой трамвай. Три раза в неделю на лиманах были гулянья с оркестром. Дачники за помещение на Куяльнике платили от 100 до 300 руб. за лето. Для бедноты выдавались обеды за 10-12 коп., а «дешевая еврейская столовая ежедневно снабжает 200-300 чел. хорошими обедами за 7 коп.». В сезон сметливые одесситы организовывали «монополию» на торговлю молоком и хлебом. Если у крестьян на базарчике кварта молока (кружка около литра) продается по 8-10 коп., то на дачах «монополии» — 14-18 коп., при этом снятое, а то и разбавленное водой.

«Надачуни в коем случае не может забрести вольный торговец молоком или хлебом; он немедленно будет изгнан не только с бранью, но нередко и побоями».

По известному крылатому выражению, одной из двух бед в России были дороги. Одесса не была исключением, и поэтому вопросам благоустройства старых и устройства новых дорог и улиц городскому управлению приходилось уделять постоянное внимание и ежегодно выделять достаточно крупные суммы из городского бюджета. Для замощения улиц в Одессе традиционно использовались гранитные кубики с различной чистотой обработки, а в последнее время начал внедряться асфальт.

Был проведен в Одессе эксперимент по замощению Дерибасовской деревянными торцами. Но об этом чуть позже. Можно определенно сказать, что дороги на рабочих окраинах (Пересыпь, Молдаванка, Слободка) благоустраивались по остаточному принципу — снимаемые гранитные кубики с улиц центральной части города (район Старопортофранковской у л.) шли на замощение окраинных улиц. Так как развитие города проходило в южном направлении, то в повестку дня заседаний городской управы регулярно включались вопросы устройства новых и расширения старых дорог в сторону Фонтанов. Речь в основном шла о расширении и улучшении малофонтанской дороги (Французский бульвар), «проведении 10-саженной Ново-Аркадиевской от города через Ботанический сад и далее через участки частных лиц по направлению к берегу моря у долины «Аркадия», расширении и благоустройстве среднефонтанской и большефонтанской дорог. Все эти дороги проходили через дачевладения, и поэтому много времени и средств занимал вопрос отчуждения земель у владельцев.

Такое внимание городских властей к указанным дорогам, где проживали и имели дачи наиболее состоятельные одесситы, включая, естественно, и гласных думы, вызывало критику со стороны общественности, но, как резонно замечает обозреватель «Одесских новостей», «таковы неизбежные результаты нашей городской аристократической политики. Нам жалко потратить несколько тысяч на замощение нескольких улиц (Балковской, Никифоровской), на которых бедняки буквально тонут в грязи. И в то же время мы раскидываем городскую кассу для многочисленных трат на Французском бульваре, в украшении которого заинтересованы прежде всего богатые домовладельцы». А Городской Голова П.А. Зеленой объясняет внимание к благоустройству малофонтанской дороги тем, что «Одесса совершенно не имеет никаких мест для прогулок, и горожанам положительно некуда отправиться подышать чистым воздухом».

Эксперимент с мостовой на Николаевском бульваре из литого асфальта без бетонного основания завершился неудачно. Мостовая быстро пришла в полную негодность и требовала постоянно крупных расходов на ремонт. В 1903 г. комиссия из управы приходит к заключению, что ее надо заменить новой из спрессованного асфальта, но непременно на бетонном основании, и об этом ведутся переговоры с невшательским обществом асфальтовых дорог (Швейцария). Совершенно загадочная история происходит с замощением Дерибасовской улицы. В ноябре 1902 г. комиссия городской Думы пришла к заключению, что для Дерибасовской при ее уклонах подходящим материалом являются гранитные кубики, уложенные на бетонном основании. Однако в 1904 г. по постановлению той же Думы Дерибасовская была замощена деревянными торцами.

Причиной, побудившей городскую Думу остановиться на этом способе перемещения Дерибасовской, послужило «желание иметь бесшумную мостовую на этой улице, главной в городе, по которой происходит оживленное движение». Однако мостовая эта в период больших дождей постоянно разрушалась, и торцы вместе с водой уносились в море. Туда же уносились и деньги, затраченные на постройку мостовой. Пропитка торцов железным купоросом также не принесла существенной пользы, и кубики быстро гнили и изнашивались. Кстати, общество, принявшее на себя подряд по исполнению этой работы, не выполняло своих обязательств по поддержанию в исправности мостовой в период 5-летней гарантии, и город вынужден был за счет внесенного залога производить эту работу своими средствами.

Яндекс.Метрика