Шествие моряков-героев

Опубликовано Мар 27, 2015 в Золотой век

Шествие моряков-героев

Одесса стала первым городом Российской Империи, на землю которого ступила нога героев легендарных «Варяга» и «Корейца». И казалось, что шествие моряков-героев останется надолго памятным Одессе, потому что ничего подобного одесситы еще никогда не видели.

Так думалось тогда, потому что эта встреча была примером искреннего, неподдельного восхищения и уважения к своим соплеменникам, гордость за тех, чья жизнь была связана с морем и кто готов был положить свои головы, чтобы не посрамить честь российского флага и звание моряка. В многочисленных толпах встречающих и провожающих находились люди разных вероисповеданий и социального статуса, и в едином патриотическом порыве их объединяло только одно — они все были одесситами. Ведь неспроста Городской Голова П.А. Зеленый, провозглашая тост за градоначальника Д.Б. Нейдгардта, намекнул, что градоначальник еще совсем недавно в Одессе, а своим участием в этой встрече проявил (повел) себя как настоящий одессит и заслуживает звание одессита.

Герои Чемульпо ушли, а социальная напряженность в Одессе осталась, и одесситы, со знанием дела обсуждая положение на театре военных действий, все чаще обращались к неустроенности своей личной жизни. Торжественная встреча несколько затмила и притушила то напряжение в одесской общественной жизни, которое существовало уже довольно длительное время. Замученная Одесса желала совсем немного — возможность достойно трудиться и получать заработок, обеспечивающий достойную жизнь.

По своей природе одесситы были аполитичны. Этот факт отмечался даже в советской историко-политической литературе, где говорилось, что рабочие Одессы, конечно, возмущались своими хозяевами и хозяйчиками-угнетателями, но «многие из них вследствие своей распыленности и ряда других причин находились в плену мелкобуржуазных предрассудков, мещанских настроений». Отмечалось, что особенно живучи были «отсталые» настроения среди приказчиков, подмастерьев и учеников, работающих и ремесленников, хотя это была едва ли не наиболее многочисленная и наиболее эксплуатируемая часть трудового люда и в то же время «наиболее забитая и малосознательная в классовом отношении».

Влиянию мелкобуржуазной стихии подвергалась часть портовых рабочих из пришлых крестьян, на которых воздействовали деклассированные элементы, которых было немало в порту. И как один из недостатков отмечалась национальная пестрота рабочего класса Одессы. Вот почему, отмечают авторы исследований, в Одессе рабочее движение отражало в сильной степени влияние различных течений, враждебных марксизму и интересам пролетариата, направленных на защиту интересов буржуазии, и это «непонимание правильности марксизма» чувствовалось в Одессе на протяжении длительного периода.

Если сказать коротко, то рабочий люд Одессы был неправ и отстал только потому, что не хотел никаких кровавых потрясений, революций, физического уничтожения кого-либо. Труженики требовали только одного — надо делиться по справедливости. И только от безысходности и нежелания быть услышанными властьимущими одесский рабочий становился лакомым «материалом» для различных революционных организаций, которыми Одесса в то время была наводнена. Это конституционные демократы («кадеты») и социал-революционеры («эсеры»), социал-демократы (РСДРП) с различными оппортунистическими направлениями (оппортунисты-меньшевики, оппортунисты-раскольники и т.д.), анархисты, анархисты-коммунисты, националистическая еврейская организация Бунд («Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России») и т.п. Все эти организации боролись за «массы» и претендовали на монопольное право на истину.

Яндекс.Метрика