Кучки народного отребья

Опубликовано Апр 5, 2015 в Золотой век

Кучки народного отребья

«Происходит нечто неслыханное ныне во всем цивилизованном мире. В течение более трех дней в одном из крупнейших городов, в культурном центре, среди белого дня, на виду у всех, совершаются массовые грабежи, избиения, разбои, поджоги, убийства, изнасилования, издевательства и мучительства, совершаются зверства, не уступающие и даже нередко превосходящие зверства баши-бузуков в прежней турецкой Болгарии.

Все это совершается отдельными кучками народного отребья, громилами и хулиганами, дошедшими до полного самозабвения, до полной потери человеческого вида и разнуздания всех своих инстинктов, ввиду сознания своей совершенной, явной безнаказанности», — писалось в «Одесских новостях».

Все это происходило при полнейшем безучастии, даже сочувствии, попустительстве чинов полиции и солдат, которые за батюшку Царя готовы были сложить свои головы, а головы тех, кто покусился на устои самодержавия, им тем более не жалко. Так, благодаря интеллигенции, «обалделым девицам, представительницам разных курсов и полукурсов», пожелавшим произвести революцию (захват власти для себя) и при этом совершенно не считаясь с божественным восприятием царской власти подавляющим большинством русского народа, политические выступления переросли в еврейский погром, который развязали наиболее мракобесные силы православного населения Одессы, уголовники, бандиты и примкнувшие к ним любители поживиться «под шумок» за чужой счет, которых всегда было достаточно в любом народе и во все времена. Несколько сот озверевших пьяных нелюдей в течение трех дней безнаказанно убивали, насиловали, вырезали целые семьи с малолетними детьми. В метрической книге Одесского раввината о смерти за 1905 г. по списку убито при погроме 303 человека, из них неизвестного звания имени и фамилии — 28, одесских мещан — 25.

Остальные были херсонские, ободовские, ровенские, балтские, каменец-подольские, кодымские, гайсинские, бендеровские, ново-фастовские, маякские, уманские, кременчугские, дубоссарские, богуславские, аккерманские, чернобыльские, бердичевские, г. Кишинева... Это еще раз подтверждает, что громилы убивали самых беззащитных евреев, а там, где действовала самооборона Бунд, погромщики старались не появляться. После градоначальник Д.Б. Нейдгардт утверждал, что число убитых и раненых русских было больше, чем евреев (только в первый день на Дальницкой улице было убито бойцами самообороны два и ранено десять переодетых городовых), а в газетах писалось, что общее число убитых и раненых евреев «в десять раз превышает число русских».

Это не столь важно — кого больше — главное, что была пролита кровь и отобрана жизнь у абсолютно невинных людей. На защиту евреев становились рядовые одесситы. Приводился в газетах пример, когда дочь недавно умершего генерала Савченко-Бельского, возмущаясь пассивным отношением сопровождавших громил войск, надев все ордена покойного, самоотверженно ходила между 1ромилами, отыскивала офицеров и умоляла во имя заслуг своего отца заступиться за невинно убиваемых людей. Во многих случаях это ей удавалось. А уже после завершения погрома депутация евреев, проживающих в районе некоторых улиц, прилегающих к толкучему рынку, приподнесла офицеру С.И. Грюнбергу благодарственный адрес. На серебряной плитке было выгравировано:

«От жителей районов: Б. Арнаутской, Мещанской, Старопортофранковской и Треугольного переулка. Нашему спасителю, самоотверженному офицеру — человеку Сергею Ивановичу Грюнбергу от уцелевших под его защитой от грабежа 18-24 октября 1905 г.».

Таких примеров было множество. С каждым днем погромщиков все больше и больше интересовали не сами иноверцы, а их имущество и деньги. Начался фактически санкционированный грабеж квартир и магазинов в центре города. Так, окончив шествие у Кафедрального Собора, «манифестанты», достигнув Дерибасовской, сразу принялись грабить магазин часов и золотых вещей. Крепкие шторы и двери были сокрушены с помощью скамеек из Городского сада. Такая же участь постигла и другие магазины на Дерибасовской.

Сильнейшему разграблению подвергся громадный магазин платьев Ландесмана на Полицейской. Хулиганы, среди которых было немало и женщин, ворвавшись в магазин, сбрасывали свою одежду и переодевались в новую, на некоторых было по нескольку костюмов и пальто. Бралось все, что попадалось под руки. Убыток доктора Ландесмана составил 150.000 руб., к тому же его самого в магазине избили. Разграбление и разгром магазинов, принадлежащих евреям, происходили по всему городу до 24 октября. В ноябре были созданы летучие отряды для розыска награбленных товаров и вещей. Много товаров было обнаружено в частных домах на Пересыпи.

Яндекс.Метрика