Столкновения рабочих с войсками

Опубликовано Апр 5, 2015 в Золотой век

Столкновения рабочих с войсками

В «Коммерческой газете» прослеживается развитие событий с 13 июня. «События идут с головокружительной быстротою. Забастовки, имевшие до сих пор в Одессе мирный характер, приняли 13 июня небывалое боевое настроение и выразились в целом ряде столкновений — рабочих с войсками и полицией. Начались столкновения 13 июня на Пересыпи.

В этот же день вечером толпа на Пересыпи остановила движение поездов как коночных, так и паровых, курсирующих на лиман. На другой день настроение населения, в особенности рабочих кварталов, сделалось еще более напряженным. Толпа заполнила центральные улицы, заставляя закрывать магазины и мастерские и приостанавливая движение конки. В некоторых местах были устроены баррикады из перевернутых вагонов конок, омнибусов, досок, кирпичей, камней и т.п., которые таскали из мест, где производятся постройки. В половине десятого вечера того же дня на Соборной площади, недалеко от собора, раздался взрыв динамитной бомбы, брошенной в городового Павловского, который хотел арестовать молодого человека, несшего бомбу; от городового осталась бесформенная масса. Сам же молодой человек, бросивший бомбу, скончался на руках врача «скорой помощи». Вообще в этот день «Скорая помощь» работала особенно энергично, и в городские больницы было доставлено немало жертв борьбы и собственной неосторожности.

Но особенного напряжения достигло состояние населения 15-го утром. Город почти опустел. Все время порядок в городе и в гавани ничем не нарушался. Только после полудня, когда масса рабочих, находившихся в порту с раннего утра, разошлась по домам, — возле пакгауза Нового Мола стала хозяйничать дикая толпа темных и бессознательных отбросов, пьяных босяков, воров и других любителей легкой наживы, сбегавшихся со всех концов города. С 5 часов вечера начался грабеж пакгаузов РО и РОП и Т. Начали с бочек с вином, которые были быстро разбиты, и вино полилось широкой рекой. Толпа быстро хмелела. Много чернорабочих до того перепились, что замертво сваливались у зданий пакгаузов. К 9 часам вечера толпа пьяных подростков стала зажигать ракеты и фальшфейера. Быстро загорались тюки хлопка, и через несколько минут огромные пакгаузы пылали, отбрасывая в тихое, ясное небо столбы огня и дыма.

Приехал пожарный обоз Бульварного участка, но был осыпан градом лимонов, апельсинов и других предметов. Пожарные принуждены были отретироваться, и пламя беспрепятственно разлилось широким потоком по берегу гавани в сторону Пересыпи. Вскоре пылали склады, мастерские, баржи, несколько пароходов, портовая Николаевская церковь, эстакада. Огонь подбирался к мастерским РОП и Т и к газовому заводу. Но усиленные отряды войска, находившиеся в этих местах, не дали огню распространиться дальше. Все выходы в порт были заняты усиленными патрулями войск. На бульвар» и возле памятника Екатерине II стояли казаки, которые разгоняли толпу. В этом месте была брошена бомба, взрыв который ранил несколько казаков. Сгорели три парохода Российского Общества (РО) и два парохода РОП и Т, нагруженные товарами... С утра 17 июня начались похороны найденных трупов чернорабочих и других неизвестных лиц, сгоревших и убитых в районе порта».

В «Одесских новостях» приводится рассказ жены стрелочника в порту: «Поздно ночью пошли они по порту: разграбят амбар, польют керосином, зажгут его и идут дальше. Пароходы, баржи, все жгли. Дошли до моей хаты, один размахнулся, хотел полить керосином, да другой говорит:

«Не тронь, тут сторож живет, сам бедный». Да спасибо молодежь откуда-то появилась, студенты, евреи. Они и помогли нам вытащить вещи на берег да упросили не трогать нас».

Яндекс.Метрика