Возникновение банд на Молдаванке

Опубликовано Апр 6, 2015 в Золотой век

Возникновение банд на Молдаванке

Пользуются свободой и уголовные элементы. На Молдаванке организуются банды, в которых верховодят такие отъявленные головорезы, как «Манолька», «Данилка», «Матюшка». Теперь они уже не грабят, а, позаимствовав лексикон революционеров, экспроприируют.

Снятие контрибуции среди белого дня становится обыденным явлением. Именно после 1905 г. в Одессу начали слетаться со всех ближних и дальних губерний криминальные элементы — высокопрофессиональные аферисты, здесь они оттачивали свое мастерство, делились опытом, подготавливали смену. Все наработки проверялись в деле и затем распространялись по всей Российской Империи со знаком «Сделано и опробовано в Одессе». С этого времени за Одессой надолго закрепилась слава криминального города, родины афер изысканных, многоходовых, требующих от исполнителей недюжинного артистического таланта, т.е. такого таланта, когда цель достигается нс насилием, а жертва сама приносит деньги «на блюдечке с голубой каемочкой».

Вместо уехавшего в Петербург Д.Б. Нейдгардта на должность одесского градоначальника был назначен генерал-майор Аполлон Гаврилович Григорьев. Родился в 1846 г., образование получил в Александровском военном училище и на военной службе находился с 1863 г. До русско-турецкой войны был начальником станции «Одесса-Главная», а когда проводилась мобилизация, был комендантом ст. «Киев», затем «имел наблюдение» за перевозкой войск. В 1895 г. назначен штаб-офицером при командующем войсками Одесского военного округа и с тех пор оставался при графе Мусине-Пушкине, генерале Каханове и в последнее время при бароне Каульбарсе. Генерал был в близком родстве с бывшим военным министром Сахаровым. В 1904 г. произведен в генерал-майоры. А.Г. Григорьев владел громадным домом в Одессе на Ланжероновской улице и имел дачу на 11 ст. Б.Ф. Неоднократно баллотировался в гласные Думы, но не получал большинства, а одно время его даже выдвигали в Городские Головы. А.Г. Григорьев состоял старостой университетской церкви, членом комиссии по исполнению обязательного постановления о ночных сторожах, почетным блюстителем женского благотворительного общества.

21 декабря 1905 г. на очередном собрании Думы был избран новый Городской Голова — Василий Яковлевич Протопопов. Дефицит городского бюджета в 1905 г. составил 1.097.857 руб. при доходной статье в 5.857.530 руб.

Дальнейшая судьба опального градоначальника сложилась следующим образом. В Петербурге Д.Б. Нейдгардт давал показания в сенате о своей деятельности в должности градоначальника во время одесских беспорядков в 1905 г., а в особенности — еврейского погрома. Комиссия сената не нашла в действиях Д.Б. Нейдгардта никаких противоправных действий. Вскоре он становится сенатором. В апреле 1908 г.

Городская Дума своим решением избирает Д.Б. Нейдгардта почетным гражданином г. Одессы. В качестве старшего чиновника сенатской комиссии он в 1911 г. проводит расследование деятельности городских властей в смутное время 1905—1908 гг. Отношение к Д.Б. Нейдгардгу настолько полярно изменилось, что когда он в 1912 г. серьезно заболел, то в Соборе был отслужен молебен «О выздоровлении заболевшего бывшего одесского градоначальника». Но, по всей видимости, Д.Б. Нейдгардт не мог простить Городской Думе ее позицию в событиях 1905 г., о чем свидетельствует содержание телеграммы его жены в ответ на пожелание одесситов скорейшего выздоровления. Вот ее текст: «Муж мой и я сердечно тронуты. Благодарим Вас, чинов одесского градоначальства, местную полицию и всех присутствовавших на молебне за молитвы и добрые чувства. Варвара Нейдгардт. 2 ноября 1912 г.» Как видно из текста, о Городской Думе ни слова не сказано. Перед февральской революцией, в январе 1917 г., Д.Б. Нейдгардт был назначен членом Государственного Совета. Дальнейшая судьба Д.Б. Нейдгардта неизвестна.

Газетная мозаика. Городские зарисовки

«Экспорт Одессы в 1905 г. упал. Экспорт страдал от забастовок ж/д рабочих, после от пожара в порту и уничтожения эстакадного пути для перевозки хлеба в порт, а затем от погрома, общих забастовок, денежного кризиса, недоверия заграничного покупателя и т.д. Всего же зернового хлеба в 1905 г. отправлено за границу около 71 млн пудов, против 90 млн в 1904, 142 млн в 1903 и 127 млн в 1902*.

«ОН», 1 января 1906 г.

«Ло вчерашний день, начиная с понедельника, стекольщиками получен заказ на изготовление свыше 34.000 стекол в рамах окон домов, расположенных только на пяти улицах разгромленной Молдаванки. По заявлению стекольщиков, всех стекол в городе вышиблено до 70.000. Стекла поднялись в цене».

«ОН», 26 октября 1905 г.

Яндекс.Метрика