Это была уже не та Одесса

Опубликовано Апр 10, 2015 в Золотой век

Это была уже не та Одесса

Можно с определенной долей уверенности предположить, что сердце Г. Г. Маразли не вынесло той преступной вакханалии, которая на протяжении нескольких лет после 1905 г. торжествовала на улицах его родного города.

Это была уже не та Одесса, которую он так нежно любил и лелеял, это была Одесса, залитая кровью, оглушенная стрельбой и взрывами бомб, переполненная ненавистью и противоборством. Революционно-террористические, забастовочные и погромные движения, пики которых совпали по времени, нанесли такой удар по экономике и престижу Южной Пальмиры, что можно было с полным основанием утверждать, что к Одессе уже никогда не вернется слава благополучного и процветающего города Империи, но зато надолго закрепится слава самого криминального и небезопасного города.

Для петербургских властей Одесса становится головной болью, городом, которому требуется постоянная финансовая подпитка, в котором практически парализована работа органов местного самоуправления, а администрация не в силах справиться с захлестнувшей город волной преступности, по своим масштабам соизмеримой с гражданской войной. С 1905 г. вплоть до 1908 г. в городе постоянно рвутся бомбы, практически ежедневно совершаются убийства и вооруженные налеты с целью ограбления. Экспроприаторы от различных партий и обыкновенных бандитских групп, а также неизвестно кого представляющие «Черные вороны» рассылают письма состоятельным одесситам, в которых под угрозой смерти требуют заплатить указанную сумму. Как правило, тех, кто отказывается выдать деньги, через некоторое время убивают. Крупные и наиболее организованные банды экспроприаторов действуют на железной дороге, в море, где они захватывают пассажирские поезда и морские суда, чтобы снять контрибуцию с пассажиров и очистить трудовые кассы.

Режим военного положения, который действовал в Одессе с 17 июня 1905 г. по 4 декабря 1908 г. (с небольшим перерывом с 1 октября по 15 декабря 1905 г.) позволял временному генерал-губернатору применять самые крайние меры в борьбе с небывалым размахом преступности. Приказом первого генерал-губернатора К.А. Карангозова в феврале 1906 г. «вследствие резкого роста случаев вооруженных нападений с целью вымогательства денег, разбойные преступления, наказуемые статьями уголовными и исправительными, передаются на рассмотрение Одесского военно-окружного суда для суждения по законам военного времени». Наряду с ночными сторожами, учреждаются дневные, которые обязаны были дежурить на постах в две смены — с 4 часов утра до 12 часов пополудни и с 12 часов до 8 часов вечера. Сторожей отличали их форменная фуражка и бляха с номером участка и надписью «Дневной сторож».

Режим военного положения позволяет генерал-губернатору своим обязательным постановлением за хранение оружия, прокламаций, нелегальной литературы и других противоправных действий высылать задержанных лиц на несколько лет из города, либо арестовывать на срок от 2-х недель до 3-х месяцев, либо штрафовать. Списки граждан, подвергнутых подобному наказанию, ежедневно печатались в городских газетах в течение всего периода действия военного положения. Не выдерживая такого крайнего противостояния со стороны как революционеров всех мастей, так и уголовных элементов, временный генерал-губернатор К. А. Карангозов в августе 1906 г. подает в отставку по состоянию здоровья.

Отставку удовлетворяют. Однако «социалисты» не прощают ему то, каким образом он подавлял беспорядки в Одессе в 1905 г., и в июле 1907 г., когда генерал находился на лечении в Пятигорске, они приводят в исполнение смертный приговор. Притом убийство совершается прилюдно, в открытую. Когда ген. Карангозов утром возвращался из Новосабанеевских лечебных ванн в гостиницу, к нему подошел «молодой человек в студенческой тужурке» и выстрелил в спину. Генералу хватило сил с криком «держи его» погнаться за террористом, но из кустов выбежал «поджидавший товарища другой убийца, бывший в длинном пальто и черной шляпе, и сделал два смертельных выстрела в упор. Генерал упал навзничь». Так была поставлена точка на жизненном пути боевого генерала К.А. Карангозова. Убийц задержать не удалось. Именем ген. Карангозова была названа одна из улиц Одессы.

Яндекс.Метрика