Борис Александрович Пеликан и его появление в Одессе

Опубликовано Апр 15, 2015 в Золотой век

Борис Александрович Пеликан и его появление в Одессе

Кто же такой Борис Александрович Пеликан и как он появился в Одессе? Карьера Б. А. Пеликана началась в Таганроге, где он служил вольноопределяющимся в пехотном полку при известном градоначальнике адмирале Павле Алексеевиче Зеленом.

Необыкновенно быстро юный Б. Пеликан сходится с семейством довольно-таки властного и сурового «хозяина Таганрога» и через какое-то время женится на его падчерице. Когда П.А. Зеленого переводят в 1885 г. на пост градоначальника в Одессу, Б. Пеликан как родственник переезжает вместе с ним и даже селится у него в квартире. Пользуясь родством с адмиралом, он довольно быстро начинает работать в целом ряде коммерческих предприятий: юрисконсультом «Лионского кредита», членом правления пивоваренного завода, членом правления завода по «выделке русского шампанского», членом правления Бессарабско-Таврического земельного банка.

В этот период Б. А. Пеликан прослыл ярым сторонником либеральных преобразований и, продолжая жить в доме у своего тестя и покровителя, открыто критиковал администрацию города и даже открыл в доме П.А. Зеленого прием посетителей, приносящих жалобы, в том числе, и на градоначальника. Напомним, что генерал-лейтенант Павел Алексеевич Зеленой по продолжительности службы в должности одесского градоначальника занимал одно из первых мест, работая в Одессе с 1885 по 1897 гг. До этого он долгое время «состоял по морскому ведомству». Его слабостью были воспоминания о том, как служил на флоте, а известный писатель И.А. Гончаров в путевом очерке «Фрегат «Паллада» упоминает о мичмане Зеленом. В Одессе П.А. Зеленой прослыл строгим администратором, и, по-видимому, Одессу рассматривал как своего рода «Фрегат», а одесситов — своей командой.

Особенно доставалось от него редакторам газет, которым после непонравившейся ему публикации, он «на ковре» высказывал свое недовольство в самых резких, с морским колоритом, выражениях. Вспыльчивость ставилась ему в вину как недостаток самообладания. Кроме И.А. Гончарова, прославил П.А. Зеленого и известный дрессировщик Дуров, гастролировавший в Одессе, своим номером, в котором участвовала свинья, окрашенная в зеленый цвет. Конечно же, дрессировщик был выслан из Одессы. Справедливости ради следует отметить, что, «говоря о погромах, бывших в Одессе на Пасху обычным явлением с 70-х годов XIX в., благодаря принятым П.А. Зеленым мерам, при нем за 12 лет не было ни одного погрома». Естественно, вспыльчивый градоначальник не мог долго терпеть «либеральные выходки» своего зятя и, потеряв терпение, выселил из своей квартиры зятя-доносчика. С этих пор отношения между ними обострились.

Приверженцем либеральных идей Пеликан оставался до 1904 г., когда в Одессе был учрежден отдел «русского собрания», и с этого момента он становится ярым защитником «русского дела» в Одессе. После манифеста 17 октября 1905 г. Пеликан -уже председатель этого отдела собрания. Затем создает одесский отдел Союза русского народа. Командующий округом барон А.В. Каульбарс покровительствовал Союзу и был избран его почетным председателем. В гласные Думы Пеликан прошел в 1907 г., когда «прогрессивная» Дума в знак протеста сложила свои полномочия. Был избран так называемый «семинарский состав» Думы, по спискам которого Борис Александрович и прошел. К этому времени Пеликан не имел даже своего имущественного ценза и был избран в гласные по доверенности от какого-то торгового предприятия. Б.А. Пеликан становится одним из ближайших союзников градоначальника И.Н. Толмачева, и, естественно, после его забаллотировки градоначальник вступил в конфронтацию с городской Думой, но, как известно, потерпел поражение.

Лишившись влиятельных сторонников в Одессе, Б.А. Пеликан уезжает в Петербург, где, кроме А.В. Каульбарсаи И.Н. Толмачева, он имеет сильную поддержку в лице Д.Б. Нейдгардта и депутата Государственной Думы В.Н. Пуришкевича. Уже с лета 1912 г. в местных газетах появляются статьи, «содержащие в себе злословие и брань, оскорбляющие достоинство Одесской Городской Думы». Думу обвиняют во взятке в сумме 100 тыс. руб., будто бы полученной от бельгийцев за концессию на электрическое освещение города. Газета «Южная Мысль» от 11 июля использует выражения «преступная Дума», «воровская Дума»; газета «Срочная Вечерняя Почта» от 10 июля — «не Дума, а какая-то блатная Хавира...», «гласные не гласные, а Маровихеры...»; «Голос Одессы» от 11 июля — «городская прорва, сиречь Дума»; «Одесская Почта» — «в Городской Думе не ладно. Пахнет дымом. Там горит шапка. Или даже несколько шапок. Но какая именно горит шапка — знают Аллах и Бельгийцы... Бельгийцы и думцы — пара пятак...» Городской Голова Н.И. Моисеев обращается к Думе с предложением возбудить уголовное преследование против редакторов.

Яндекс.Метрика