Смена командующего войсками Одесского округа

Опубликовано Апр 15, 2015 в Золотой век

Смена командующего войсками Одесского округа

Картина насыщенного событиями 1910 г. была бы неполной, если не упомянуть о смене командующего войсками Одесского округа и о провокационном выступлении в конце года студентов Новороссийского университета, которые послужили одной из причин отставки градоначальника. В январе 1910 г. командующий округом генерал от кавалерии барон А.В. Каульбарс прощается с Одессой и переезжает в Петербург, где его ждет должность члена военного совета. В первые месяцы мировой войны 1914 г. на фронте погибает его единственный сын. После переворота в 1917 г. он, спасаясь от большевиков, бросив все имущество и семью, находит убежище в Одессе. Дальше были Крым и эмиграция. Дальнейшая судьба его неизвестна.

Новым командующим в январе 1910 г. назначается генерал-адъютант Николай Платонович Зарубаев. Родился в 1843 г. Сибиряк. Образование получил сначала в Михайловско-Воронежском кадетском корпусе, а затем во втором Константиновском военном училище и завершил его в Николаевской академии генерального штаба. Офицерскую службу начал в 1870 г. Занимал различные должности, начиная от командира батальона до начальника штаба Сибирского округа. В декабре 1903 г. назначен помощником командующего войсками Сибирского военного округа. Участвовал в русско-японской войне в качестве командира Сибирского корпуса, где особенно отличился при деревне Да-Ша-Чоу. После окончания войны был назначен на пост генерал-инструктора пехоты, на котором провел около 5 лет, до декабря 1909 г. Н.П. Зарубаеву не суждено было прослужить в Одессе длительный срок, так как в мае 1912 г. он скончался от сердечной недостаточности в Кисловодске, но некоторые моменты его жизненной позиции заслуживают того, чтобы о них рассказать.

Н.П. Зарубаев уклонялся от близкого общения с организациями, преследующими партийные цели и шовинистические тенденции, и не поощрял к такому общению своих подчиненных. В отличие от А.В. Каульбарса, который открыто поддерживал связь с «Союзом русского народа» (СРН), Н.П. Зарубаев был принципиально против участия представителей армии в каких-либо политических.партиях независимо от преследуемых ими целей. Он считал, что «вовлечение армии в политику — несчастье для страны» и что «люди, носящие мундир, должны быть чужды всяким политическим выступлениям». Осуждая антисемитизм (шовинизм), он на анкету, составленную министерством, чистосердечно ответил, что «евреи в армии не составляют никакого исключения и являются полезными солдатами как в военное, так и в мирное время» и дал весьма благоприятный отзыв о евреях-солдатах, «с честью умирающих в боях, храбро сражавшихся с неприятелем и не отступивших от опасности и смерти». Для него в армии не было национальностей. Н.П. Зарубаев был похоронен в Одессе на военном кладбище. После себя он не оставил ни завещания, ни состояния.

Наверное, не будет соответствовать действительности мнение, что отъезд в январе 1910 г. командующего округом барона А.В. Каульбарса, который являлся популярной и главенствующей фигурой в городской иерархии, привел к зарождению в Одессе, начиная с 1911 г., нового вида эпидемии — эпидемии склок, компроматов, взаимных оскорблений, которая охватила как городское управление, так и городскую администрацию. Фактом остается то, что скандал начался в городской Думе после того, как был забаллотирован в члены городской управы Б.А. Пеликан, и одновременно началось непримиримое противостояние между Городским Головой Н.И. Моисеевым и градоначальником Н.И. Толмачевым.

Для сведения счетов небывало широко стал практиковаться подкуп газетчиков. В адрес Н.И. Толмачева посыпались обвинения в неприятии должных мер в борьбе с чумой и холерой. По городу ходили слухи, что травля градоначальника в кишиневской газете «Друг» не только инспирируется, но и оплачивается лицами из числа одесских думцев. Начинается судебный процесс генерала с руководством газеты «Друг». В других газетах появляются заказные статьи, в которых И.Н. Толмачева обвиняют во взяточничестве, присвоении казенных и общественных
денег, подстрекательстве «к учинению подлогов».

Градоначальнику ставят в вину то, что из денег, отпущенных на увеличение штата одесской полиции в сумме 200 тыс. руб., на эти цели было израсходовано только 32 тысячи, а остальные пошли на увеличение окладов полицейских чинов, покупку мебели и содержание «толмачевского автомобиля» (2.400 руб. в год). Обвиняют его и в безотчетном расходовании средств, отпущенных на борьбу с чумой, и особенно достается ему за «крысоловные отряды», на которые якобы бесконтрольно тратились значительные средства. Статьи следуют одна за другой: «Хамелеон», «За кулисами одесского градоначальства», «Просим у генерала Толмачева ответа», «До Бога высоко...» и т.д.

Яндекс.Метрика