Все промахи И.Н. Толмачева

Опубликовано Апр 15, 2015 в Золотой век

Все промахи И.Н. Толмачева

Вспоминают ему и то, как он в зале Новой биржи 5 декабря 1910 г. пресекал провокацию студентов и, конечно же, убийство студента Иглицкого. Что касается провокации во время благотворительного бала, устроенного в пользу -«недостаточных студентов», то И.Н. Толмачев заранее был информирован полицией, что группа студентов планирует разбрызгать в разных частях зала удушающую жидкость и даже был известен состав отравляющего вещества, которое собирались применить студенты-провокаторы. Однако вместо того, чтобы заранее нейтрализовать зачинщиков террористической акции, Толмачев решил провести «войсковую операцию» и позволил провокаторам разбрызгать удушающую жидкость, что вызвало многочисленные обмороки и кровохаркание присутствующих и, конечно же, панику и драку между агентами полиции и группой студентов-провокаторов. В этой свалке принял самое активное участие и сам генерал, что и послужило поводом для дальнейшего разбирательства и откровенных насмешек.

Убийство сына директора мужской гимназии И. Иглицкого произошло 21 декабря 1910 г. во время разгона полицией студенческого митинга в университетской аудитории. Началась перестрелка между полицией и студентами, причем, кто первый открыл стрельбу, установить не удалось. В результате И. Иглицкий был убит, трое студентов ранены и легко ранены были семь городовых. Примечательно, что И. Иглицкий был совершенно случайным участником этого митинга и неизвестно, от чьей пули он пал. Это убийство вызвало волну возмущений не только в Одессе, но и в Петербурге, откуда в Одессу была направлена следственная комиссия.

Вдобавок ко всему сказанному, недовольство еврейской части населения вызвал приказ И.Н. Толмачева отстранить от работы в еврейской больнице всех врачей, не занимавших там штатных мест, что означало «остаться без трех четвертей фактически работающих в ней врачебных сил». Все эти промахи И.Н. Толмачева, подогреваемые газетными публикациями, дают основание премьер-министру П.А. Столыпину за несколько недель до его гибели от пули террориста уведомить генерала Толмачева, «что его дальнейшая служба считается неудобной».

В ноябре 1911 г. следует официальное сообщение, что «ноября 4-го Одесского Градоначальника генерала И.Н. Толмачева Всемилостивейше увольняем, согласно прошению, по расстроенному здоровью, от службы, с производством в генерал-лейтенанты с мундиром и пенсией и с зачислением в пешее ополчение по Петербургской губернии». В 1913 г- И.Н. Толмачев делает попытку попасть в Государственную Думу, но выборы проигрывает. В начале мировой войны генерал был призван из ополчения и назначен командиром бригады одной из армий Западного фронта. Участвовал в боях в Восточной Пруссии. Ввиду болезни был эвакуирован в тыл для лечения. Это время провел в Киеве, где жил в семье своей супруги, урожденной Горбуновой.

После выздоровления направляется «в резерв чинов штаба Киевского военного округа». После вступления в войну Румынии получил назначение в Яссы, где одно время состоял председателем эвакуационной комиссии. В августе 1917 г. генерал И.Н. Толмачев покушался на самоубийство, пытаясь отравиться морфием, и в тяжелом состоянии был отправлен в Киев. Как отмечали близкие к нему люди, «переворот (февральская революция) нисколько не повлиял на положение прославившегося одесского градоправителя. Он сохранил свои навыки и приемы». Следует добавить, что Временным правительством для проверки деятельности одесской администрации разных периодов была создана комиссия, которая злоупотреблений в работе И.Н. Толмачева не выявила.

Забаллотировка в мае 1911 г. при выборах в городскую управу Б. А. Пеликана, как казалось на первый взгляд, будет способствовать тому, что наконец-то Дума прекратит заниматься «вызывающей и кричащей политикой», а сосредоточит внимание на запущенном городском хозяйстве, но все в действительности оказалось не так просто. Если градоначальника назначали и увольняли Высочайшим указом, то на выборную должность члена управы недостаточно было избрать или переизбрать гласного городской Думы, требовалась еще процедура утверждения в городской администрации и в министерстве внутренних дел.

В связи с этим Дума в течение года не могла подобрать устраивающую всех кандидатуру в члены управы, и поэтому забаллотированный Б. А. Пеликан продолжал исправно получать жалование члена управы, и только в мае 1912 г. (впервые за все время существования преобразованного общественного управления) член управы был назначен министерством внутренних дел. Сам же Б.А. Пеликан вскоре после забаллотировки уехал в Петербург, откуда начал вести пропагандистскую кампанию против городской Думы и Городского Головы Н.И. Моисеева, ставшего его заклятым врагом.

Яндекс.Метрика